Online-заявка
+
ONLINE-ЗАЯВКА
  • Гарантируем Конфиденциальность
ico

Выбор профессии - мифы и реальность

20.11.2018

Алексей Георгиевич Серебряков, президента ЦТР "Гуманитарные технологии", ответил на вопросы Игоря Станиславовича Сергеева, учёного, специалиста в области профессиональной ориентации

Какие самые распространенные заблуждения существуют в мире труда и профориентации? Какие ошибки чаще всего совершают родители и подростки при выборе профессии, образования? Куда поступать - в вуз или колледж? Существуют ли денежные профессии на самом деле? Можно ли подобрать идеальную профессию? Какой будет профориентация в 2035-м в России?

Ответы на эти и многие другие вопросы читайте в данном интервью.

Игорь Сергеев: Алексей, Вы много лет руководите профориентационными процессами, которые организует ваш Центр. За годы работы Центра через различные формы работы прошло множество школьников и их родителей. Мне интересны прежде всего родители. А точнее – те мифы общественного сознания, которые связаны с миром труда и профессий, профессионального и образовательного выбора и которые сидят в головах у родительского большинства. Можно ли составить какой-то рейтинг этих родительских мифов и заблуждений, назвать самые распространённые и неотвязчивые?

Алексей Серебряков: Мы регулярно проводим опросы родителей, с которыми работаем. И на протяжении всех 22 лет моей работы в ЦТР "Гуманитарные технологии" исследования показывают одно и то же: сохраняется выраженный интерес к экономике и юриспруденции, как к некоему "универсальному образованию", которое в любом случае пригодится в жизни. Интерес к этим двум направлениям выражен больше, чем ко всем остальным, вместе взятым, несмотря на всё продвижение инженерных профессий, Национальную технологическую инициативу и т.д. Логика родителей примерно такая: получишь высшее экономическое или юридическое образование – а там станешь менеджером или ещё куда-нибудь удачно выплывешь! Эта тенденция, к сожалению, до сих пор остаётся неизменной.

Второе. Родители стали больше интересоваться инженерным образованием. Но всё-таки очень многие родители говорят – это риск, это "узко". Довлеет их собственный опыт, когда в позднем СССР полстраны было инженерами, а потом им всем разом стало нужно переучиваться, искать себя по новой. Как говорится, "обжегшись на молоке – дуют на воду".

О третьей тенденции говорю на примере Москвы. До последних буквально нескольких лет среднее профессиональное образование воспринималось московскими родителями резко отрицательно. Только вуз и всё! А всё, что не вуз – это "путяга" (народное название ПТУ. – И.С.), и туда идёт тот, кто ничего особого от жизни не ждёт… Так вот, в последние годы этот миф трансформируется. Дети сразу нескольких моих знакомых профессоров, докторов наук после школы поступили не в вузы, а в колледжи, в СПО. И не только дети профессуры. Это уже становится массовым явлением. Моя гипотеза в том, что это способ ухода от ЕГЭ. Поступить в колледж после школы можно без ЕГЭ, а потом из колледжа в вуз – тоже не нужно сдавать ЕГЭ, достаточно пройти внутренние вступительные испытания вуза. А ЕГЭ всё-таки очень сложен для многих, особенно физика, химия. Так что популярность среднего профессионального образования – это скорее заслуга ЕГЭ, чем всех мер по "популяризации рабочих профессий" и среднего профессионального образования.

На растущую популярность колледжей влияет и ещё один фактор: в последние годы качество среднего профессионального образования реально растёт, а вот качество высшего образования уже долгие годы, в лучшем случае, не меняется. И хороший колледж сегодня уже сопоставим с вузом средней руки.

Наконец, есть ещё одно традиционное родительское убеждение – это страх перед армией. Обязательно нужен вуз, неважно какой, лишь бы не идти в армию. Во всяком случае, несколько лет назад это было актуально.

Я говорю обо всех этих тенденциях с осторожностью, потому что последние десять лет я непосредственно не занимаюсь профконсультированием и не так много соприкасаюсь с родителями. О современных особенностях родительского сознания лучше меня расскажут наши психологи-профконсультанты. Вот Екатерина Лукьянова (руководитель отдела online-консультирования ЦТР "Гуманитарные технологии" — И.С.), я предлагаю ей ответить на этот же вопрос.

Екатерина Лукьянова: За последние двадцать лет в родительском сознании, действительно, немногое изменилось. Первая родительская ошибка: выбор профессии ассоциируется с благосостоянием. Считается, что есть профессии (те же экономисты и юристы), которые дадут их обладателю "гарантированный статус", "автоматически" обеспечат его благосостояние. Ошибка в том, что выбор профессии и задача обеспечения своего благосостояния – это разные задачи. Мы объясняем родителям, что благосостояние – это не результат выбора той или иной "денежной" профессии, а результат того, насколько правильно молодой человек оценивает свои способности и склонности, выбирая профессию, насколько он мотивирован, сколько он готов вложить сил в свою работу. И вот если все эти вопросы, связанные с воспитанием, развитием, личностной ориентацией – решены грамотно, то, конечно, задача обеспечения благосостояния тоже будет решена.

Второй момент, о чём уже было сказано выше – сохраняющаяся у многих родителей ориентация исключительно на высшее образование. Такой подход был, может быть, оправдан в 90-е годы и даже в начале 2000-х. Но сейчас способ входа в профессию существенно изменился, "точек входа" стало существенно больше, и далеко не все они требуют высшего образования.

Третья родительская ошибка – чисто психологическая. Очень многие родители участвуют в процессе выбора профессии своими детьми потому, что в их собственных глазах это подтверждает их собственный родительский статус. Если ты помог выбрать своему ребёнку статусную профессию – значит, ты "хороший", "состоявшийся" родитель. При этом родители часто имеют перед собой свой негативный опыт построения профессиональной карьеры, им хочется, чтобы у ребёнка всё было иначе, чтобы его профессиональный выбор сразу "попал в десятку". Для того они и приходят сюда к нам на диагностику, на консультации – чтобы "безошибочно" подобрать ребёнку "идеальную" профессию. А это ошибка. В современном мире профессий, наоборот, нужна не узость, не заострённость выбора, а гибкость, комплексность в построения своей профессионально-образовательной траектории. Чем больше разных компетенций, чем шире их комбинация – тем лучше для успеха в профессиональной деятельности.

И.С.: Алексей, я снова обращаюсь к Вам, чтобы напомнить интересные слова, которые Вы обронили в одном из наших предыдущих разговоров. Примерно такие: "Более 20 лет я занимаюсь профориентацией, и хорошо вижу, что за эти 20 лет почти ничего не изменилось". Можно ли чуть подробнее пояснить, что Вы имели в виду?

А.С.: Объясню на примере. В двухтысячном году мы в ЦТР разработали и запустили "Школу профконсультанта" для обучения психологов, которые помогают подросткам и взрослым определяться с профессией. Разве мог я предполагать, что на протяжении последующих восемнадцати лет в программе этой "Школы" содержательно почти ничего не изменится? Изменилось две вещи: во-первых, маркетинговая стратегия (теперь наши услуги продвигаются преимущественно через Интернет), во-вторых, техническая оболочка (флэшки вместо дисков, жк-панели вместо лучевых экранов, новые операционные системы и т.д.). А по сути всё то же самое.

Как и 18 лет назад, я рассказываю профконсультантам, что для оценки личностного потенциала необходимо использовать не предметные знания, а общие компетенции. В нашей терминологии они называются МИЛами – Мотивы-Интеллект-Личность. Для понимания, чем сможет успешно заниматься человек, нужно выявить потенциал, его мотивированность, а не то, как он осваивает школьную программу.

До сих пор профконсультанты воспринимают этот подход как инновацинный и новаторский. У них горят глаза. А мне становится грустно, что, вроде, уже 18 лет прошло. Сколько всего в образовании изменилось! Новое поколение ФГОСов и в школе, и в СПО, и в вузе. Компетентностный подход. А на самом деле ничего не изменилось. Всё та же традиционная парадигма Знания-Умения-Навыки, которая насквозь пронизывает образовательную систему.



И.С.: Вы говорите о школе?

А.С.: И в школе, и в вузах в основном тоже! То есть, никакого развития в образовании, на уровне образовательного процесса, на уровне реальных образовательных результатов у нас нет, а есть только имитация. Имитация движения вперёд. Новая терминология, за которой ничего не стоит. Но пойми меня правильно, я не хочу бросать камни в огород педагогов или методистов. Они работают в той степени, в какой им позволяет система. Сама система не позволяет развиваться, она на это не рассчитана. Помнишь, когда мы с тобой учились в школе, парты были привинчены к полу? Так вот они и сейчас к нему привинчены. И никаких новых форм – ни работу в группах, ни обсуждение в "круге", ни дискуссию — организовать невозможно, просто потому что парты к полу привинчены! Чтобы что-то стало меняться, нужно начать с архитектуры и планировки школьных и вузовских зданий. А может быть, нужно начать с изменения программ обучения в педвузах. А чтобы изменить программы педвузов, нужно сначала изменить мировоззрение тех, кто проектирует эти программы… В общем, это очень длительный, постепенный, эволюционный процесс.

И.С.: "Парты, привинченные к полу" — это отличный образ! Но вернёмся к профориентации. Каковы Ваши оценки тех процессов, которые сейчас происходят у нас "наверху"? Заметно ли оживление активности федеральной власти в отношении профориентационной работы – не просто на словах, а на деле? Если да, то как это коснулось вашего Центра?

А.С.: Фокус интереса государственной власти по отношению к профориентации отчётливо виден. Это звучит и в выступлениях первых лиц нашего государства. А потом, такие масштабные проекты последних лет: WorldSkills, московские проекты (например Техноград), Технопарки, Кванториумы… Победа нашей команды в чемпионате WorldSkills – очевидное свидетельство государственного внимания, вложенных средств, энергии, иначе бы просто не было таких побед . В целом я бы сказал так: профориентационная проблематика представителей власти тревожит и интересует.

Я замечаю этот интерес ещё с двухтысячного года, когда чиновники начали кружить вокруг ЦТР "Гуманитарные технологии" и периодически обращаться с просьбой: "Помоги нам поднять престижность рабочих специальностей!" Но тогда всё это осуществлялось по довольно смешной схеме. На самом высшем уровне отдано поручение – "поднять популярность рабочих специальностей". Это поручение спускается с федерального уровня на региональный, с регионального на муниципальный, и в итоге в какой-нибудь школе проводят лекцию на тему "О рабочих профессиях". Школа отчитывается на муниципальный уровень: мероприятие проведено. Дальше идёт отчёт на региональный уровень, потом на федеральный: поручение выполнено, "популярность рабочих профессий" повышена!.. Это просто классическая имитация.

И вот сейчас наступил такой этап, когда, по-моему, можно выйти за пределы этой традиции "имитировать результат". Важно, чтобы интерес государства к профориентации перешёл в реальные изменения, в реальное развитие. Но риск имитации остаётся, конечно. Можно, например, сделать такой федеральный проект: всех школьников протестировать, пропустить через профессиональную диагностику и каждому выдать бланк с "рекомендацией", какая профессиональная область ему подходит. Это сама по себе огромная работа, но только ведь тут как у врачей: диагностика – это только самый первый этап лечения. По-моему, сейчас как раз такой момент, когда у государственных чиновников начинает появляться понимание, что профдиагностика – это ещё не вся профориентация, это только начало, а дальше нужны программы развития, сопровождения самоопределения, тренинги, погружения, профессиональные пробы… Но это понимание приходит медленно, это очень затяжной, эволюционный процесс. Хотя так, наверное, и должно быть – я не сторонник всякого рода революций.

И если говорить о роли государства в организации профориентационной работе, то мне вспоминаются хорошие слова, которые произнёс когда-то один мудрый человек: "Сейчас не время спрашивать, чем может мне помочь государство. Пришло время спросить самого себя: чем я сам могу помочь своей стране?". От каждого из нас зависит – останемся ли мы в пространстве имитации или перейдём к настоящему развитию.

И.С.: Раз уж мы заговорили о развитии – почему бы не примерить на себя модную профессию футуролога? Представим себе, что мы перенеслись в 2035-й год. Вроде бы уже скоро, но есть ощущение, что это будет уже совсем другая эпоха. Какой, по-Вашему, будет профориентация в 2035-м? Я имею в виду – у нас, в России.

А.С.: Если сейчас получится перейти к реальному развитию и поступательным изменениям, то мне видится достаточно оптимистическая картина. У каждого учащегося в 2035 году будет построена своя собственная индивидуальная траектория, уходящая одним концом в его прошлое (портфолио, проекты, "цифровой след"), а другим – в его будущее, связанное с его профессиональным самоопределением. Тот самый личный профессиональный план, о котором мы научились говорить, но пока толком не научились воплощать его в реальность. Умные машины будут эту траекторию фиксировать, отслеживать, давать умные советы. И всё это будет иметь непосредственный выход на работодателей. Например, Росатом сможет увидеть свой будущий "Атом-класс" уже в начальной школе – пока в виде условной дистанционно-распределённой группы учащихся, разбросанных по разным городам и странам. А потом, допустим, в шестом классе, когда начнётся физика, он сможет собрать этих перспективных для себя ребят вместе и сформировать из них единую учебную группу. Важно, что в этом оптимистическом сценарии я не вижу места для традиционных форм, хорошо знакомых по-настоящему и недавнему прошлому, таких как цепочка "школа – колледж – вуз", обязательное распределение, трёхлетняя отработка и так далее. Вместо этого – многообразие форм получения образования, форм обучения. Основное образование, дополнительное, неформальное, разные программы, проекты – очень много всего, и всё – очень интересно.

Но если победят имитаторы – будущее мне видится таким: те же школы и колледжи, те же вузы, разве что с 3D-проекторами, 3D-учебниками и 3D-тренажерами. Те же лекции, которые, правда, можно слушать в онлайне, но, чтобы обязательно приходили сдавать экзамены! И, конечно, парты, привинченные к полу.

Источник: Platforma-navigator.ru



Вернуться к списку статей

ico

Подписка на дайджест новостей